Здоровье - это новая нефть

Экс-совладелец оператора железнодорожных перевозок «Нефтетранссервиса», основатель отельного бренда «Green Flow», Александр Тертычный, рассказал @the_performance_ club о своем видении современного мира после карантина, о том, какую пользу из ситуации смогут извлечь российские регионы, что общего между бизнесом и альпинизмом, и почему здоровье это новая нефть.

Александр, отели по всему миру сейчас закрывают. Что происходит в вашей компании?

В России мы развиваем отели по концепции healing - исцеление души и тела, с интуитивным сервисом, направленным на детали и отношение к людям. Наш первый объект – отель на курорте «Роза Хутор», заработал в декабре 2017 года. Сейчас мы занимаемся следующим объектом на Байкале, находимся в активной стадии проектирования, в апреле должны подать документы для получения разрешения на строительство и летом начать реализацию проекта.

Мы серьезно проработали концепцию сервиса, продаж, взаимодействия с клиентом, мы узнаваемы на рынке - первые и единственные в России входим в международную ассоциацию «Healing Hotels of theWorld», но Байкал для нас – интересная веха, потому что это строительство с нуля. Дальше пойдет быстрое масштабирование за счет готовой концепции самого отеля и выстроенной технологии строительства, которую останется лишь адаптировать к новым местам.

Мы приобрели участок 50 гектаров под Калугой, это будет наш третий объект, потом в планах Алтай, Карелия, Сахалин.

Проект в Европе мы пока заморозили, собирались проводить переговоры в первом квартале, однако ситуация, которая сложилась в мире, вносит свои корректировки. Но жизнь всегда меняется – и мы просто вернемся к этому позже.

У курортных отелей первый квартал на горном кластере прошел по плану с небольшим плюсом относительно прошлого года по загрузке. Сейчас все на карантине, и апрель-май действительно лучше пересидеть. Даже если официальный карантин снимут – по моим личным прогнозам, загрузка в отелях будет в два раза ниже, чем в прошлом году. Однако работа на перспективу, с прицелом на будущее, продолжается, пусть удаленно. Несмотря на то, что мы - маленькая компания, мы готовы к разным сценариям, держим руку на пульсе, мы динамичные, гибкие и умеем приспосабливаться к изменениям.

Каким будет современный мир после карантина? Что будет иметь ценность, а что уйдет?

Мы уже давно живем, слыша с разных сторон «капитализм выиграл», «капитализм проиграл». Многие заявляют, что потребительский образ жизни не соответствует истинным ценностям, общечеловеческим, духовным. Люди зациклены на деньгах. Ситуация, которая сложилась сейчас с пандемией коронавируса - ужасна: гибнут люди, особенно старшее поколение. Но, с другой стороны, происходит переоценка ценностей. Мы должны вернуться к истине, стать ближе к земле, отойти от гонки за материальным, понять, что самое важное – отношения между людьми и время, проведенное с близкими. Страх, который царит сегодня в мире, в обществе, заставит людей посмотреть внутрь себя, заглянуть в свою душу, честно ответить себе на вопрос «зачем я живу?». Да, сейчас рушатся бизнесы и рынки – но как раз те, без которых можно обойтись.

Я считаю, что современный мир через глобализацию принадлежит большим корпорациям, а сегодня мы видим, как страны закрывают границы и люди возвращаются домой. Я так и написал коллеге: «Поедем в Россию – восстанавливать деревню!»

Я много ездил по России - регионы заброшены, но очень перспективны. За счет угасания экономики там сохранилась чудесная природа, там живут совсем другие люди. Сейчас многие приехавшие в Москву в поисках заработка, не понимают, что их доход не намного больше того, который они имели бы, оставшись дома. Допустим, приехал человек из глубинки, поселился в Подмосковье, работает официантом в ресторане, получает 70 тысяч. Встает каждый день, полтора часа добирается до работы, работает 12 часов, полтора часа едет обратно, и так 25 дней в месяц, крутится как белка в колесе, а львиную долю дохода съедают траты на съем жилья, дорогу и так далее. Если мы поднимем медианную зарплату по регионам – мы избавим Москву от пробок. Будет меньше ресторанов – мы от этого не умрем.

Конечно, важно, чтобы на уровне государства была поддержка, чтобы у людей была возможность работать, а бизнес подстроится. Бизнесмены умеют приспосабливаться, предприниматели особенно. Вчера у тебя был бизнес, который стоил миллиард, сегодня он стоит ноль, но всегда можно найти свежую идею, занять новую нишу и создать все заново. Я не сомневаюсь, что перераспределение будет, и оно будет большим. Какие-то бизнесы исчезнут навсегда. Но в истории есть масса примеров: что-то существовало сто лет назад, сегодня этого больше не существует, однако мы живем, развиваемся, мир не стоит на месте.

Вы – бизнесмен, что для вас значит ваш бизнес?

Мне не нравится слово «бизнес», мне больше нравится слово «предпринимательство», оно несет совершенно другой смысл. Ты что-то предпринимаешь, создаешь новое. У тебя есть идея, затем модель, потом ты обучаешь людей, растишь их, выстраиваешь с ними отношения, идешь с ними вместе. Ты что-то даешь этим людям, они – тебе. Прибыль, которую ты получаешь в конце - всегда результат того ресурса, что ты вложил, и тех ресурсов, которые тебе удалось привлечь. Для меня предпринимательство это история про интерес, взаимодействие, созидание, трансформацию.

Где лежит ваша личная точка трансформации?

В 2015 году я покинул руководство «Нефтетранссервиса», поступил в Сколково, полностью поменял образ жизни. До этого я много болел, потому что работал 24 часа в сутки, неправильно питался – я начал с диетолога, потерял около 10 килограммов за два месяца, стал ходить в горы. Незадолго до этого у меня сильно заболел папа – врачи обещали ему два-три месяца, но он живет уже семь лет. Он выкарабкался благодаря воле к жизни. Пока я помогал ему, я посетил очень много больниц – в Израиле, Швейцарии, Германии, так ко мне пришло осознание, что люди страдают тяжелыми заболеваниями, потому что не понимают, что такое хорошо, а что такое плохо. Жизнь в мегаполисе, работа на износ, досуг – в кинотеатрах и торговых центрах, сплошной стресс. Возникла идея создать центры, где люди смогут отдыхать физически и психологически – от шума мегаполиса, от бесконечного потока информации. Потом коллеги предложили поучаствовать в сохранении олимпийских объектов, и я решил совместить идею центров с отелями.

Мы посмотрели концепцию healing отелей, поняли, что полностью ей соответствуем, и конкурентов у нас нет. Так мы создали место, где все легко и просто, ничто не отвлекает от главного – достижения баланса души и тела. Появился первый отель Green Flow, мы специально сделали его на 4 звезды, без лишних ненужных услуг, нарочитой роскоши, доступным для людей. Наша система здравоохранения находится на достаточно неплохом уровне, она меняется и совершенствуется, но нужен фундамент – больница лечит, но избавляет от следствий проблемы, а не от ее причины. Надо менять образ жизни - тогда не будешь болеть.

Даже коронавирус пройдет мимо?

Вирус особенно опасен для ослабленных людей, с низким иммунитетом, а таких сейчас, к сожалению, очень много. В том же 2015 году в журнале «Nature» была опубликована статья, в которой ученые возмущались экспериментам американцев с COVID-19 на летучих мышах, и предупреждали, что если вирус выйдет из лаборатории будет очень плохо для людей. Понятно, что человечество останется живо, были и худшие эпидемии – черная оспа, чума, «испанка». Но, например, тот факт, что вирус долго живет на металле и пластике – возможно, природа, Вселенная, подает нам сигнал, чтобы мы задумались, как и зачем мы живем на этой земле. Сейчас остается надеяться на лучшее, и готовиться к худшему, но как человек, живущий в начале 90-х годов в России, могу сказать, что мы пройдем тяжелые времена и закалимся. Мы не только извлечем из ситуации новые возможности, но и в целом спектр их станет гораздо шире.

Вы упомянули, что в вашей личной трансформации особую роль сыграли походы в горы?

Я люблю горы, катаюсь на лыжах и в России, и в Альпах. В конце октября 2013 года я задумал взойти на вершину Килиманджаро, и взял с собой старшего сына, Дмитрия. Горы затягивают, сейчас мы первые в России и вторые в мире отец с сыном, совершившие восхождение на семь главных вершин. Мы решили на этом не останавливаться, и в марте должны были лететь в Папуа Новую Гвинею – в рамках программы «Семь вулканов», но все отменилось в связи с коронавирусом.

Горы – это вызов, работа над собой. Есть треккинг – походы, и есть альпинизм – восхождения. Так вот, если проводить параллель с горами, бизнес в России – это альпинизм, а не треккинг. Потому что надо уметь достигать цели, лавировать, меняться самому и менять планы прямо по ходу действия, вовремя принимать правильные решения и нести ответственность не только за себя, но и за тех, кто рядом.

Ничего сложнее в жизни, чем подъем на Эверест за 41 год своей жизни я не совершал и не предпринимал. Причем самым сложным был лагерь на высоте 6400м. Когда до него оставалось пройти последние 30 минут, я спрашивал себя, зачем я это делаю? Может быть, все бросить? А потом было легче! В какой-то момент плохо стало моему сыну – врач советовал вернуться в базовый лагерь, отдохнуть, потом попробовать еще раз. Дима сказал: «Нет, если я вернусь назад, то придется пройти еще 40км, и я уже не дойду, идем вперед». Так мы приняли решение. Для меня это была двойная ответственность – понятно, что жизнь ребенка и его здоровье важнее любых достижений. Так, мы дважды возвращались с Эльбруса – поднялись только с третьей попытки, в первый раз сын развернулся с Килиманджаро. Но в итоге все получилось.

И в жизни, и в бизнесе – ты делаешь выбор. Для тебя важна цель, но предпринимательство – это не только про достижение цели, но и про то, как ты это делаешь. Те люди, которые рядом с тобой, что они получают - в этих вещах предпринимательство с альпинизмом очень схожи.

Давайте разовьем мысль «поедем в Россию – восстанавливать деревню»?

Почему я уверен, что это именно то, что необходимо России? Потому что мы ставили себе задачу – отель как платформа для развития. Мы создавали не просто отель, а особое пространство вокруг него, пригодное для появления новых бизнесов, малых и средних. Я вижу огромную перспективу, у меня есть четкое внутреннее ощущение, что это направление, в котором мы должны двигаться. Коронавирус даст этому толчок – закрыли границы, апрель-май будут очень сложными месяцами для всех отраслей, связанных с сервисом, обслуживанием, продажами, но в дальнейшем, я уверен, что отели, расположенные на раскрученных направлениях – Крым, Краснодарский край, развитые и имеющие отличный сервис, от ситуации только выиграют.

Я объездил все континенты, путешествовал по США и Южной Америке и каждый раз думал, что у нас природа не хуже, а намного лучше, есть много интересных мест – почему нельзя сделать так, чтобы к нам приезжали и на это смотрели? Сейчас у нас есть эта возможность, и ее надо использовать в ближайшие два-три года. Когда откроют границы, люди будут ездить не только в Москву и Санкт-Петербург, но и в наши регионы. Сейчас мы просто обязаны развивать отечественные курорты с европейским сервисом – от Калининграда до Сахалина.

Вы считаете, что все определит уровень сервиса?

Я считаю, что сервис сейчас – это очень интересно. Тебе надо думать головой и работать с человеком. И это нормальная работа. Многие профессии и многие бизнесы сегодня трансформируются. Вспомните 90-е, время, когда начинала развиваться мобильная связь – в отрасль приходили очень продвинутые, высокоинтеллектуальные молодые специалисты. Но работа перешла в онлайн, образовались единые стандарты - в итоге большое количество людей выполняют работу секретаря-машинистки. То же самое мы наблюдаем в банковской сфере. Она стремительно поменялась за последние пять лет, сотрудник, который сидит в офисе не принимает по сути никаких решений, за него все решает искусственный интеллект. А сервис – это то, что никуда не денется, его искусственным интеллектом не заменишь. Это химия, это чувства, эмоции, которые передаются только от человека человеку, их невозможно будет ничем заменить.

Однако, все определит не только сервис. В мире после карантина, акцент будет сделан на здоровье. А регионы – это хорошая экология, основа, за которой к нам будут приезжать. Здоровье – это новая нефть. Поколение, которое подросло, те, кому сейчас 20-25 лет, имеет другие ценности, оно осознаннее относится ко многим вещам, в том числе к здоровью. И мы имеем возможность соответствовать этим новым ценностям – у нас все для этого есть.

Интервью подготовила и провела Любовь Востокова, специально для @the_performance_club

Преподаватель

Любовь Востокова

Дата

31.03.2020

Подпишитесь

Полезные лайфхаки каждую неделю. Подпишись и узнай об этом первым.

Подпишитесь